VIN TOP

Новости

Не верь, не бойся, не проси! – девиз журналиста о сотрудничестве с властями

>

Отсидевший три года в колонии журналист Токберген Абиев раскрывает неизвестные страницы взаимоотношенний борцов с коррупцией и опального судьи

Возможно, имя бывшего главного редактора газеты «Закон и правосудие» Токбергена Абиева не столь широко известно казахстанской общественности, как имя экс-главреда «Алма-Ата Инфо» Рамазана Есергепова. Однако, как и последний, Абиев от звонка до звонка отсидел три долгих года в колонии за свою профессиональную деятельность. Тем не менее Абиев выстоял и продолжает заниматься на воле общественной деятельностью. Его рассказ не только поучителен, но и заставляет задуматься о тайнах астанинской власти, особенно когда эта власть расправляется с неугодными журналистами. 

Наш медиасайт будет, пожалуй, первым, кто публикует некоторые подробности скандального дела журналиста Абиева. В свое время фабула обвинения основателя и редактора   издания «Закон и правосудие» не заинтересовала практически никого. А зря. Теперь мы видим, что происходит с «пираньями пера» и как подставляют неудобных общественных деятелей.

 

История Токбергена Абиева помимо того, как его хитро спровоцировали и подвели к взятке сотрудники финансовой полиции, актуальна тем, что он выступал с разоблачительной критикой ныне арестованного органами АБЭКП РК главного судьи Астаны Сайлаубека Джакишева, а также его шефа по Верховному суду Кайрата Мами. И вот теперь ситуация развернулась на 180 градусов: сотрудники ФП схватили и давят самого Джакишева. Поэтому понять, что происходит, как говорится, без пол-литра невозможно. Однако Токберген Абиев степенно раскладывает все по полочкам.

 

 

Токберген, для начала, как вы смотрите на череду арестов представителей интеллигенции, идущей в эти дни по стране?

 

– Когда арестовали меня – молчали все! Когда арестовали Есергепова – молчали тоже практически все. Когда «прессовали» ваш медиасайт, посмотрите, как вели себя ваши коллеги Где журналистская солидарность?! Сейчас схватили Игоря Винявского: резонанс уже погуще, и беспредела больше, как в незапамятные времена, когда забирали в СИЗО прямо с работы или из дома, и поминай как звали. Однако Винявского защищает строго ограниченный контингент СМИ, преимущественно оппозиционные.   

 

Я вынес такой урок, что люди (не только журналисты) не защищены в Казахстане. В стране царит абсолютизм незащищенности человека. И будь ты каким-нибудь «агашкой», ты должен знать, что завтра тебя постигнет та же участь, и никто из твоих крутых связей тебе не поможет; все отпрыгнут от тебя, скажут, что такого мы не знали, и весь твой лоск при первом же испытании превратится в прах. Ты поймешь, что долгое время жил иллюзиями.

 

Так вот, лично я после выхода из колонии по этой причине решил основать Альянс казахстанских СМИ «Закон и правосудие». Езжу по стране и договариваюсь с различными печатными и интернет-изданиями о сотрудничестве и взаимодействии, особенно по вопросам солидарности в часы «икс». Это сейчас самое актуальное. Пусть любое здравомыслящее издание  вступает в Альянс и действует по принципу «Один за всех и все за одного!». Я вообще никогда не был оппозиционером, а делал чисто антикоррупционную газету. Как я часто признаюсь: «Все, что я могу, так это «ушатать» какого-нибудь вора и взяточника».

 

Кстати, я осознал еще и такую вещь, что в данный момент времени наиболее оптимальными и эффективными СМИ являются интернет-сайты, поэтому, недолго думая, организовал информационно-правовой портал www.abiyev.kz.

 

Как случилось так, что вами заинтересовалась финансовая полиция, ведь вы в основном занимались разоблачениями в судебных органах?

 

– Что такое борьба с коррупцией в Казахстане? Давайте сразу избавимся от иллюзий: никто и никогда с ней не боролся и не борется, а различные аресты и посадки происходят потому, что во власти идет перманентная грызня всех против всех. Если хочешь бороться с коррупцией в Казахстане как журналист, то просто пиши, выдавай компромат на отдельных чиновников и ничего не жди; просто когда-нибудь, лет через пять или десять, когда ты сам уже обо всем забудешь, выданный тобою аккуратно подшитый в архивах компромат достанут и используют против ставшего вдруг неугодным бюрократа и коррупционера. Там, во власти, постоянная война кланов и интересов, и рано или поздно они все сожрут друг друга, а ты просто делай то, что должен, и будь чист перед своей совестью. Так, я думаю, и произошло с достославным Сайлаубеком Джакишевым.

 

А ведь это именно он, и, разумеется, Кайрат Мами  руками финпола избавились от такой вредной «занозы», как ваш покорный слуга. Финпол тогда возглавлял Сарыбай Калмурзаев, и у всех перечисленных персонажей дела шли безоблачно, все они поддерживали друг друга.

 

А ко мне, как назло, пошел поток материалов против судьи Джакишева. Там были одни сплошные слезы: сколько людей было замордовано в его суде, сколько благодаря такому правосудию лишилось единственного жилья, сколько несчастных по заранее сфабрикованным обвинениям получили страшные сроки заключения. Там были стоны, стоны и проклятия. А Джакишев только смеялся в ответ на все мольбы и угрозы предать его деятельность огласке и говорил: «Ну попробуйте, ничего у вас не получится».

 

Так вот, я взялся публиковать статьи против данного судьи в своей газете «Закон и правосудие». Он дважды вызывал меня к себе и предупреждал «по-хорошему»: «Ты, Токберген, зря идешь против нашей системы, зря ходишь по лезвию бритвы. Завтра наша система пройдется по тебе!»

И однажды ко мне стал хаживать один человек, который принялся носить разные компрометирующие документы на отдельных чиновников. Ходил, ходил и вдруг однажды заявил, что у него есть мощный компромат на судью Джакишева, и касается он дела 5-летней давности, когда финпол чуть было не словил этого судью на взятке в 5 тыс. долларов США за одно пустяковое дело, которое Джакишев вел в Верховном суде

 

Так вот, человек сказал, что дело громкое, но стоит определенных денежных затрат в качестве вознаграждения сотруднику финполиции, который его передаст. И что я смогу тем самым серьезно «наехать» на судью Джакишева. Причем тогда эта просьба меня не насторожила, ведь я считал, что любая стоящая или скандальная информация должна покупаться, как и любой товар в магазине. Вот на этом они меня и поймали. Человек этот свел меня с действующим сотрудником финпола, который подъехал ко мне в офис и между делом сказал: «Знаешь, я себе собираюсь машину покупать, но мне не хватает 2 тыс. долларов, не мог бы ты мне их занять?» Я без задней мысли согласился и выдал ему из сейфа половину суммы.

 

Через некоторое время он позвонил мне и попросил подъехать в здание следственного департамента АБЭКП РК на улице Сейфуллина в Астане. Я подъехал, поднялся к нему в кабинет, а он мне заявляет ничтоже сумняшеся: вот тут, мол, давнее дело, уже закрытое, против вас, одна гражданка писала заявление. Конечно, дело закрыто, но не могли бы вы ответить на ряд вопросов для уточнения. Я спокойно ответил, и он как ни в чем не бывало отбросил все эти ненужные документы и выпалил: «Ну а теперь перейдем к нашим баранам: привезли остаток?!» Я был обескуражен: «Что, прямо в здании финпола?» Он говорит: «Да не стесняйтесь, компромат на Джакишева уже томится и ждет вас, везите деньги!» Я и привез, а когда отдал, в кабинет сразу же вломилась группа с видеокамерой и понятыми. И самое интересное, что весь этот спектакль с якобы когда-то написанным на меня некой гражданкой заявлением был ни к чему. Я бы понял, если мне попробовали вменить то, что я, будто испугавшись каких-то заявлений, побежал за деньгами. Ан нет, он просто помотал мне нервы. А в результате все переиграли и показали, что я, дескать, в приступе злобы на Джакишева, желая заполучить на него компромат, проходу не давал этому финансовому полицейскому, уговаривая его за деньги продать мне материалы уголовного дела. Вот так меня подставили, да я и сам подставился.

 

Сразу же посредник, который свел меня с финполовцем, от всего отказался, отказался даже от того, что был со мною знаком. Ну а сам «вымогатель» из финпола быстро «переобулся» и заявил, что я насильно заставил его взять деньги при первой нашей встрече. Прямо-таки после долгих уговоров, когда он отказывался наотрез, я даже незаметно забросил купюры ему в папку, а потом, когда он ушел, позвонил ему на «сотовый» и радостно признался-де: «Вот посмотри-ка в своей папке, как я тебя люблю и благодарю, так что давай, не медли, неси-ка мне компромат на этого поганого Джакишева».

 

В общем, так меня и упаковали, затем арест, тюрьма и суд, где я вынужден был признаться, что покупал информацию, но не более. И мне впаяли три года.

 

Родные пару раз ходили на прием к Сайлаубеку Джакишеву, объясняли ситуацию, а он только смеялся им в лицо и говорил: «Ну, я же предупреждал Абиева,  я же говорил, что происходит с теми, кто идет против системы. Не надо было идти против нашей системы и против меня».

 

А теперь  Сайлаубека Джакишева тот же финпол подверг той же экзекуции, хотя  когда-то помог ему избавиться от вас путем подобной операции. У них вообще-то существуют какие-то нормы морали, как вы думаете?

 

– Я скажу так: это урок всем нам. И урок тем жирным котам во власти, которые сидят в своем кабинете, как властители судеб, и плюют на людей, что приходят к ним и молят о помощи или пощаде. Вот и судья Джакишев, когда к нему приходили мои родные, кичился своей системой, которая вроде бы никогда до него не доберется. Но пусть все знают, что как только по ним «зазвонит колокол», они останутся в одиночестве. Никакие кланы, тейпы, «агашки» и связи – никто не поможет. Наоборот, все отскочат, как вода от гуталина. Вот, к примеру, Кайрат Абдразакович Мами преспокойно заверил все необходимые бумаги об аресту Джакишева и перепрыгнул в кресло спикера сената. А ведь тандем Джакишев-Мами был когда-то непрошибаемым в судебной иерархии страны. Помогли ли этому судье руководители финпола Сарыбай Калмурзаев и его бывший зам, а затем председатель Агентства Кайрат Кожамжаров, с которыми Джакишев всегда был в хороших отношениях? Нет, не помогли, а, наоборот – упекли.  Вот и вся их мораль.

 

Я не собираюсь выражать ему никакого сочувствия, я не собираюсь прощать его и проявлять великодушие, пусть он ответит за все, что творил с другими людьми. Пусть ответит за сломанные жизни и погубленные семьи, за слезы и боль десятков ни в чем не повинных людей. Мой девиз таков: «Если ты коррупционер, то должен сидеть в тюрьме!»

 

А что касается тех сотрудников финпола, которые так со мной обошлись, я скажу следующее. Господа, не полагайтесь на эту систему. Вот, к примеру, тот, которому я якобы насильно вручал деньги за информацию, на следующий день прибежал ко мне весь растрепанный и небритый со словами: «Ну, ты же понимаешь, меня заставили, это все руководство, это все система...» Я тогда ответил: «Иди-ка ты на...»  Надо, чтобы эти люди изначально понимали, что когда система их прожует и выплюнет, а это обязательно произойдет, они уже никогда не смогут ни к кому обратиться за помощью, даже к журналистам, которых истребляют. Потому что те единицы, которые еще останутся, обязательно скажут им: «Знаешь, иди-ка ты на...»  

 

Беседовал Валерий Сурганов


Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ